Триумф Давида

ок. 1630, Масло, холст, 100 х 130 см 

Изображая этот не имеющий отношения к Древней Греции и Риму сюжет, Пуссен прибегнул к классической эстетике. Сказание о Давиде - эпизод из Ветхого Завета, однако здесь мы будто присутствуем на чествовании героя мифа. 


Вместо поединка молодого пастуха с Голиафом, художник придумал несуществующую в библейском тексте сцену, придав ей новый смысл, благодаря аллегорическим персонажам. Давид-победитель задумчиво смотрит на доспехи, брошенные рядом с останками его врага. На лбу гиганта зияет смертельная рана от пущенного из пращи камня, подтверждая библейский текст. Однако изображенное здесь оружие больше пристало римскому воину, чем филистимляну.

К античному миру относится и фигура Виктории - языческого божества победы, коронующего Давида лавровым венком. Двое из сопровождающих ее путти забавляются с арфой, на этом инструменте играл Давид, а третий протягивает золотую корону, суля царство Израиля. Архитектурные элементы в классическом стиле на заднем плане, выполненные в элегантных серых тонах, завершают композицию картины, в которой Давид размышляет над последствиями своего подвига.