Ева

1507. Масло, дерево 209 х 80 см 


Обе доски, предназначение которых до сих пор не известно, были написаны в Нюрнберге после возвращения Дюрера из второго путешествия в Венецию. В конце XVI в. они были подарены городским советом императору Рудольфу II. Позднее эти работы, захваченные шведским войском в Праге как трофей, работы были подарены Кристиной Шведской Филиппу IV.

Ева представлена женской красоты и в соответствии с теми же канонами пропорций, что и ее спутник. Как и в случае Адама, ее образ значительно отходит от предыдущей концепции обнаженной натуры Дюрера, воплощенной в гравюре Адам и Ева 1504 г. 


Однако, в отличие от Адама, атрибутика - змей, предлагающий яблоко, -не позволяет сомневаться в том, что перед нами именно Ева. Естественность позы и взгляда чуть лукавых глаз, устремленных на спутника, почти заставляют забыть о том, что запрет вкушать плоды райского Древа добра и зла вот-вот будет нарушен. Художник использует висящую на одном из веток дерева табличку, чтобы написать свое имя и поставить дату, сознательно начиная отсчет со дня появления Иисуса Христа из лона Богородицы. Этим Дюрер выстраивает связь Евы с Марией - первой и единственной женщиной, свободной от первородного греха. Так, невинный, на первый взгляд, поступок Евы оборачивается тяжкой карой для всех ее потомков, и смысл изображенного разъясняется текстом в соответствии с христианской традицией.