Преподобная Мать Херонима дела Фуэнте

1620. Холст, масло, 160 X 110 см

Этот портрет Преподобной Матери Херонимы де ла Фуэнте, настоятельницы монастыря Санта-Исабель в Толедо, Веласкес написал, когда его модели было 65 лет. Настоятельница тогда находилась в Севилье, готовая отправиться на Филиппины, где ей было поручено 


основать первый женский монастырь на островах. Художник прибегает к технике Караваджо и создает архетипический образ представительницы испанского духовенства той эпохи. Неустрашимость и мужество монахини читаются в её испытующем взгляде, преисполненном решимости и убежденности в важности своей миссии. Сила веры монахини проявляется и в её твердой непоколебимой позе, а также в руке, крепко сжимающей распятие, словно это орудие. Придавая этой фигуре наибольший реализм и выразительность, Веласкес пишет её в караваджистской манере, используя поток мощного направленного света, пронзительно выявляющего тончайшие детали образа. Художник создает не только блестящий индивидуальный портрет, но также и испанский религиозный прообраз праведника.

Севильский период и первые годы при дворе

Диего Родригес де Сильва-и-Веласкес изначально обучался в Севилье под руководством своего будущего тестя, художника и ученого Франсиско Пачеко (1564-1644). Уже тогда стала очевидной способность Веласкеса создавать произведения большой оригинальности на основе знакомой ему натуралистической живописи. Но только при дворе его истинный талант живописца смог раскрыться полностью. Впервые Веласкес приехал в Мадрид в 1622 году, через некоторое время после вступления на трон Филиппа IV (годы правления 1621-1665). На следующий год, будучи призванным графом-герцогом Оливаресом (1587-1645), он вернулся для того, чтобы уже насовсем поселиться в столице, и вскоре после этого был назначен придворным живописцем. Должность определила сюжеты его произведений, среди которых было много портретов, особенно в первые годы его пребывания при дворе. Тем не менее, в 1627 году Веласкес победил в состязании художников с масштабной работой Изгнание Морисков которая предназначалась для Салон-Нуэво (Новый Зал) в Алькасаре, но она не сохранилась. Произведение демонстрировало способность художника работать со сложными композициями в жанре исторической живописи, который в то время считался ведущим. На следующий год король назначил Веласкеса хранителем королевской двери. Должность означала начало карьеры при дворе, ступенями которой становились все более и более значительные назначения: управляющий королевским домом и двором в 1633 году, смотритель королевских костюмов в 1634 году, надзиратель королевских художественных работ и адъютант королевской комнаты в 1643 году, и, наконец, гофмаршал в 1652 году. Исполнение обязанностей при дворе, особенно в последние 10 лет жизни, лишало художника времени для работы над полотнами, однако он получил возможность не только возвыситься как дворянин, но и облагородить саму профессию художника. Кумиром Веласкеса был Рубенс (1577-1640), которые приезжал в Мадрид в 1628 году в качестве посла для заключения мира между Испанией и Англией. Во время пребывания в Мадриде этот художник работал в студии Веласкеса и, скорее всего, именно он убедил испанца посетить Италию. Веласкес и Рубенс также работали над оформлением королевского охотничьего павильона Торре де ла Парада , который, наряду с дворцом Буэн Ретиро, стал важнейшей масштабной художественной работой, предпринятой во время правления Филиппа IV.