Менины (Фрейлины) Семья Филиппа IV

1656. Холст, масло, 318 х 276 см 

Менины, несомненно, является одной из самых знаменитых картин в музее Прадо и подлинным увенчанием творчества Веласкеса. Эта картина - сложная и многоплановая, она разворачивает перед глазами зрителя небольшую зарисовку из жизни королевского двора в атмосфере быта,


однако, за этой кажущейся простотой скрывается неразрешимая загадка, рождающая различные толкования того, что же находится вне изображения. В просторном покое королевского дворца, отведенном художнику под мастерскую, перед нами предстает маленькая инфанта Маргарита в окружении молодых фрейлин - "менинас": так называли в Испании прислуживающих инфанте девушек из хороших семей - которые хлопочут вокруг неё. Ту из них, которая подает Маргарите сосуд с питьем, зовут Мария Сармиенто, другую - Исабель де Веласко. Слева от нее и слегка выдвинутые на передний план изображены любимые забавы испанского двора: карлица Мария Барбола и карлик-шут Николасито Пертусато, толкающий ногой дремлющую собаку.


За доньей Исабель из полумрака выступает Марсела де Ульоа -дуэнья, без присмотра которой благородные испанские девицы не могли сделать и шагу. С ней беседует гвардадамас - придворный, обязанный повсюду сопровождать инфанту. И, наконец, слева работает у мольберта Диего де Сильва Веласкес, придворный живописец испанского монарха. На заднем плане в дверном проеме видна фигура дворецкого королевы Хосе Ньето и зеркало с отражающимися в нем королем и королевой, которые позируют, стоя за пределами картины, перед ней, прямо на месте зрителя. Многочисленные персонажи картины соединены в продуманную, гармонично составленную композицию, уходящую вглубь настолько, что создается ощущение продолжения пространства картины далеко за её пределами. Веласкес тщательнейшим образом выверяет как линейную, так и воздушную перспективу, а его мастерское использование света пронизывает всё пространство картины воздухом, буквально заставляя её "дышать". Существует бесчисленное множество трактовок этой загадочной картины, в основном, они носят дополняющий друг друга характер. Центральность фигуры инфанты Маргариты и отражение королевской четы в зеркале, видимо, несет в себе некий политический и династийный подтекст. Появление Веласкеса на одной картине рядом с королем, королевой и инфантой, а также изображение его с крестом рыцарского ордена Сантьяго и с ключами на поясе, свидетельствующими о том, что Веласкес к тому же и апосентадор, то есть управляющий дворцом, во-видимому, является подтверждением благородства происхождения как самого художника, так и живописи как таковой. Автор изображает себя в состоянии глубокого размышления и созерцания, что указывает на то, что для него труд художника - это скорее результат работы творческого ума, а не обычная ловкость рук ремесленника. Ту же идею передают и висящие над зеркалом картины, в которых признали копии, выполненные Хуаном Батистой Мартинес дель Масо с картин Минерва и Арахна Рубенса и Аполлон и Марсий Якоба Йорданса. Обе картины основаны на мифологических сюжетах, прославляющих благородный и свободомыслящий характер живописи, да и любого искусства в целом.