Часть 2. Античная трагедия. «Вакханки» Еврипида

Вакханки Еврипид
Вакханки

Читаю «Вакханок» Еврипида. Древнегреческая трагедия, 405 г. до н.э. Спрашивается, зачем простому любителю вина античная трагедия? Зачем лезть в такие дебри? Что может быть интересного в том, как отправляли культ вина древние греки?

 

Ну, во-первых, трагедия Еврипида сама по себе интересна. Ничем не уступает какому-нибудь голливудскому ужастику. Древнегреческие мифы — тот ещё хоррор. А сюжет «Вакханок» — вообще просто мрак кромешный. Месть, кровь, безумие, детоубийство, расчленёнка. Говорите, Дионис — бог вина, веселья, опьянения и забвения? Да это бог джеков-потрошителей! Он насылает на людей безумие, и те рвут друг друга на части.

 

А, во-вторых, и главных, мы получили вызов — от Ортеги-и-Гассета. В своей работе «Три картины о вине» от утверждает, что современный человек совсем измельчал. Что наши «вакханалии» — это банальные попойки. А вот древнегреческие вакханалии! Они были наполнены глубоким мистическим смыслом. Люди пили вино – и восстанавливался божественный, космический порядок, в котором объединялись люди, боги, смыслы, миры, и чего только не объединялось. Поэтому захотелось узнать, какие такие мистические смыслы древние греки вкладывали в свои вакханалии, в культ вина, вообще – в вино?

 

И в прошлом посте мы уже немного продвинулись в плане понимания такой вещи, как менадизм. Крутой женский культ Диониса, с неистовыми плясками, оргиями и, почему-то — с разрыванием на части животных и поеданием сырой плоти. Эта последнее обстоятельство особенно не дает нам покоя – почему культ бога вина и веселья был таким кровавым? Откуда эти элементы безумия и кровожадности у последователей Диониса? — Вот в трагедии Еврипида на этот вопрос как раз и дается ответ. Весьма неожиданный. Какой?

 

Ниже, пунктиром — содержание «Вакханок» и наши комментарии. Запаситесь терпением и бутербродами — это не самый короткий в мире пост. А ещё лучше — бутылочкой вина.

 

Сюжет «Вакханок». Новый облик Диониса

 

Дионис – бог, произошедший от Зевса и простой смертной, и эта двусмысленность происхождения — преследует его. Он крайне нетерпим к тем, кто сомневается в «лигитимности» его положения на Олимпе. Уже интересно — бог, страдающий комплексом неполноценности.

 

А фиванский царь Пенфей и его мать Агава – как раз не верят в божественное происхождение Диониса, говорят, что мать Диониса понесла от простого смертного, а про Зевса – придумала. И вообще они против культа Диониса. Им не нравится, что женщины массово срываются в вакханалии несколько раз в году. Пенфей хватает Диониса, принявшего вид странника, связывает его и запирает в хлеву.

 

 

Дионис оскорблен. И за мать, и вообще — смертные подняли голос против бога! Он придумывает и реализует неимоверно коварный план мести. Для начала он  организовывает небольшое землетрясение, разрушает дворец Пенфея, но это цветочки. 

 

Древнегреческая трагедия. Еврипид. Дионис. АгаваПенфею и его матери, Агаве, не нравятся вакханки? — Он лишает разума Агаву.  Помимо ее воли делает ее своей страстной последовательницей, одержимой менадой. Отправляет в горы с толпой других обезумевших женщин, погружает в пучину разгула и оргий. Чтобы? Чтобы в конце концов ее руками наказать своих врагов. Откроем карты сразу – обезумевшая мать, будучи под наваждением, насланным на нее Дионисом, убивает Пенфея, собственного сына (!), рвет его на части (!!) и возвращается в город с его головой(!!!), насаженной на тирс – жезл Диониса. Вот эта кульминационная сцена трагедии:

 

Но он молил напрасно: губы пеной

У ней покрылись, дико взор блуждал, -

И рассуждать была она не в силах:

Во власти Вакха вся тогда была.

Вот в обе руки левую берет

Злосчастного Пенфея руку, крепко

В бок уперлась и… вырвала с плечом -

Не силою, а божьим изволеньем.

 

 

 

Ино с другой напала стороны

И мясо рвет. Явилась Автоноя.

За ней толпа. О боги, что за крик

Тут поднялся! Стонал Пенфей несчастный.

Пока дышал, и ликований женских

Носились клики. Руку тащит та,

А та ступню с сандалией, и тело

Рвут, обнажив, менады и кусками,

Как мячиком, безумные играют…

 

Одурманенная Дионисом Агава думает, что напала на льва, и голову сына «головой считает львиной». Она повергает горожан в ужас, хвастая перед всеми своим охотничьим трофеем. Но в планы Диониса не входит оставлять удачливую «охотницу на львов» в неведении. Он дает матери опомниться и понять весь ужас произошедшего.

 

- А чье лицо в руках твоих, Агава?

- Чье? Это — лев… Так мне сказали там…

- Вглядись в него, труд не велик, Агава.

- А!!! Что я вижу? Что я принесла?!

 

Далее следует самая потрясающая сцена спектакля — плач Агавы: «За мать безумную неужто ж сын в ответе?» Пояснения переводчика, Иннокентия Анненского: «Это было одно из сильнейших мест трагедии. Агава стремится обнять останки и не смеет коснуться до них оскверненными руками, наконец она побеждает свой религиозный страх и с плачем, с причитаниями покрывает поцелуями отдельные куски Пенфеева тела.»

 

В последней сцене выходит Дионис и добивает несчастную семью – отца Агавы превращает в дракона, его старую жену – в змею, а Агаву с сестрами, руками которых он разорвал Пенфея, отправляет в изгнание – видимо, посчитав, что они ещё недостаточно наказаны за непочтительность, а также в назидание всем остальным смертным:

 

Я говорю вам это, сын Зевеса,

Не смертным порожденный Дионис.

- Ты прав, о бог, но чересчур суров!

- Я, бог, терпел от смертных поношенье!

- Но разве смертный гнев пристал богам?

- Отец мой Зевс все порешил давно.

Что медлить! Рок свершится все равно!

 

Кажется, причины распространенности культа Диониса начинают проясняться. Очевидно, страх прогневить злопамятного бога — способствовал этому не в последнюю очередь. И наоборот, почтительная богобоязнь могла сильно облегчить жизнь смертному:

 

Вот если б скромно вы тогда почтили

Во мне рожденье Зевса, я б теперь

Вам счастье дал, как верный ваш союзник…

О смертный! Если небо ты презрел,

Взглянув на эту смерть, в богов уверуй!

 

Как современники Еврипида восприняли такого Диониса?

 

Откровение для нас, Дионис из «Вакханок» совершенно не был откровением для греков, пришедших в афинский акрополь на премьеру спектакля. Миф о смерти Пенфея, растерзанного своей матерью по наущению Диониса, был известен грекам и до Еврипида. Никакой новой трактовки образа Диониса у Еврипида не было. Этого и быть не могло — на премьере, помимо рядовых афинян, была вся официальная верхушка города, и главное — все жрецы. Никто и не допустил бы никакого нарушения общепринятой мифологии. Да, собственно говоря, Еврипид участвовал и победил других авторов в конкурсе на лучшую пьесу о богах. Какая-то альтернативная трактовка мифа просто не прошла бы конкурс. Дионис таким и был — жестоким и кровавым богом. Мы проиллюстрировали сюжет фотографиями современных театральных постановок, но могли бы — и древними изображениями. Сцены этого мифа были во множестве запечатлены на вазах, в скульптуре, в настенной мозаике и фресках – задолго до Еврипида. Вот только два примера самых хорошо сохранившихся образцов краснофигурной керамики:

 

Гибель Пенфея. Античная краснофигурная ваза. 480 г. до н.э. На одной стороне чаши – Дионис с вином, на другой – разодранный Пенфей, между ними – менады с частями тела Пенфея в руках.

Пенфей, раздираемый Агавой и Ино. Античная краснофигурная ваза. 450-425 г. до н.э.


 

Как МЫ воспринимали Диониса до Еврипида?

 

Греки прекрасно представляли себе, кто такой Дионис. Удивлены не они, удивлены — мы. Оказывается, современная культура совершенно утеряла представление об этой второй, темной, стороне Диониса. Наше представление о боге вина складывается из образов, созданных живописцами Возрождения и более поздних времен. А у них Дионис изображен, в основном, красивым женственным юношей в венке из виноградных листьев, в окружении грациозных обнаженных менад, весьма напоминающих наших мисс мира. Трудно заподозрить под таким фасадом что-то суровое. Мы даем названия «Дионис», «Бахус», «Вакх» нашим увеселительным заведениям, думая, что подчеркиваем тем самым их развлекательную функцию. Нам и в голову не приходит, что на вывеске над входом в модный винный бар красуется имя кровожадного бога-маньяка. Вакханалии для нас – веселые попойки с сексуальными приключениями, и жертвоприношения крупного рогатого скота как-то не входят в программу наших винных праздников. Вакханками мы иронично называем женщин легкого поведения, и сильно удивились бы, если бы они не то что порвали на части, а если бы они просто обидели хотя бы кролика.

 

Но после Еврипида мы вынуждены признать, что нам следует отказаться от того поверхностного представления о Дионисе и его культе, который у нас был раньше.

 

Что нового открыл нам Еврипид

 

Оказывается, источник безумия и кровожадности менад — то, что не давало нам покоя в культе вина — не в самих менадах, а — в их боге. И Еврипид, и вообще греки, считали, что менады/вакханки действовали не по своей воле, они были одержимы Дионисом, движимы наваждением, которое он насылает на людей. Это не они кровожадны – это ОН кровожаден. Еврипид сообщил нам, что вакханки – всего лишь орудие в руках бога.

 

(Заметим в скобках, что это вообще характерно для древнего сознания – считать, что человек не свободен в своих поступках, что его жизнью управляет судьба, рок, боги. Виноградарь вырастил хороший урожай – значит, Дионис послал ему свою милость. Вино не получилось – значит, винодел чем-то прогневил своего бога. Если женщина испытывает непреодолимую тягу присоединиться к вакханалиям – значит, Дионис ее позвал. А если она остается дома, это тоже — не свободный выбор здравомысленной женщины, а просто — Дионис не счел нужным наделить ее страстной душой.)

 

Новые вопросы: Бог веселья или бог безумия?

 

Так кто он, Дионис? Что за непонятный бог? Откуда такая двойственная природа? Дарить веселье, утешение, забвение, отдохновение, удовольствие от вина – с одной стороны, и жестоко наказывать, насылать безумие, ввергать в дикие, ужасные, кровавые игрища – с другой. Веселый и легкий бог вина, как мы раньше думали, вдруг оказался, по Еврипиду, крайне злопамятным, мстительным и жестоким богом. Откуда это? Откуда эта темная, страшная ипостась бога вина?

 

Ответ может быть здесь

 

Мифология о рождении и детстве Диониса – вот что сразу сильно проясняет ситуацию с его жестокостью. Оказывается, там была такая «родовая травма», а детство бога было омрачено такой кровавой бойней, что на выходе мы имеем то, что имеем. Читать продолжение

 


Источник: Блог о вине